К ЧЕМУ ВЕДУТ МАССОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТРАВЛЕНИЯ

08:58 20.08.2020

Политика в России — занятие токсичное, и часто в прямом смысле слова. Что бы ни было причиной отравления Алексея Навального, кто бы ни стоял за этим — важно, чтобы обстоятельства были оперативно, тщательно и беспристрастно расследованы. Но это то, как должно быть, а в реальности разнообразные акты насилия против представителей политической оппозиции и гражданских активистов слишком часто заканчиваются ничем. Это одна из главных причин того, что уровень толерантности к политическому насилию в России крайне высок, и пока нет причин для его снижения.

Навальному стало плохо в самолете, на котором он ранним утром 20 августа возвращался из Томска в Москву. Как сообщила его пресс-секретарь Кира Ярмыш, сопровождавшая Навального в поездке, он ничего не ел и не пил на борту, а до того выпил только стакан чая в кофейне. Самолет совершил экстренную посадку в Омске, Навальный в бессознательном состоянии был госпитализирован в местную больницу, помещен в реанимацию и подключен к ИВЛ. Он в коме, его состояние омские медики оценивают как стабильно тяжелое и, как сообщает Ярмыш, не считают возможным его перевозку в другую клинику. Коллеги основателя Фонда борьбы с коррупцией считают, что Навальный был умышленно отравлен, полагая, что отравляющее вещество могло быть в чае; медики рассматривают отравление как одну из версий, окончательный диагноз врачи пока не поставили.

Редакция «Проекта»

Это не первый случай серьезной внешней угрозы здоровью Навального: симптоматично — и, безусловно, крайне опасно — что градус насилия растет.

Весной 2017 году ему плеснули в лицо зеленкой (возможно, что с кислотой), последствия серьезного химического ожога глаза Навальному пришлось долго лечить. Нападавший скрылся, об установлении и наказании виновного ничего неизвестно. Летом 2019 года, во время отбытия административного ареста в Москве, Навальный был госпитализирован из спецприемника из-за острой аллергической реакции, хотя прежде аллергией не страдал — причина реакции не была установлена (в той же камере ранее отбывал арест и соратник Навального Леонид Волков, у которого сразу после освобождения из спецприемника тоже проявились признаки внезапной сильной аллергии).

Отравления политических и гражданских активистов с симптомами, похожими на навальновские, тоже, увы, уже не редкость. В 2018 году с признаками острого отравления в больницу попал Петр Верзилов, который в итоге был перевезен на лечение в Германию. Он уже заявил, что произошедшее с Навальным напоминают ему его историю. Верзилов связывал отравление с расследованием убийства российских журналистов в ЦАР, которое он вел, отравляющий агент установить не удалось. Дважды, в 2015 и 2017 годах, был отравлен неустановленным веществом зампредседателя «Открытой России» Владимир Кара-Мурза-младший, сам он называл произошедшее с ним попыткой убийства и местью за продвижение в США и Европе «акта Магнитского». В 2004 году, выпив в самолете чай, с симптомами отравления была госпитализирована журналистка Анна Политковская — она направлялась в Беслан, к захваченной террористами школе. Коллеги Политковской, убитой в 2006 году, тоже видят признаки сходства симптомов отравления журналистки с симптомами отравления Навального.

Ни в одном из этих случаев отравляющий агент не был установлен,

расследование или фактически не проводилось, или не было завершено.

Регулярность таких отравлений и безнаказанность отравителей не может не пугать. Их частота и постепенное повышение градуса опасности снижают чувствительность общества к таким преступлениям, рутинизируют насилие против оппонентов власти или просто чем-то недовольных граждан и, безусловно, формируют ощущение вседозволенности у тех, кто хотел бы так или иначе «наказать» неугодных. А в случае Навального таких желающих может быть, очевидно, очень много — от героев его антикоррупционных расследований (среди которых есть и высокопоставленные силовики, и представители элиты) до неформальных «помощников» власти, на свой лад трактующих «угрозы» «стабильности» режиму.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277 Уголовного кодекса РФ) наказывается в России сурово — от 12 до 20 лет лишения свободы (смертная казнь, также предусмотренная этой статьей, не применяется). Но такие дела — редкость. За последние десять лет, по данным судебного департамента при Верховном суде, по этой статье было осуждено три человека.

Сколько человек осудили за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ)

2010 — 0
2011 — 1
2012 — 0
2013 — 1
2014 — 1
2015 — 0 
2016 — 0
2017 — 0
2018 — 0
2019 — 0

Данные: Судебный департамент при Верховном суде

Коллеги Навального уже обратились в Следственный комитет с требованием возбудить дело по статье 277 УК, о реакции правоохранителей пока ничего не известно — разве что в омской больнице собралось немало представителей самых разных силовых и правоохранительных ведомств. Между тем затягивание разбирательства, имитация расследования, спуск дела на тормозах — это худший сигнал, который власть может подать обществу, когда речь идет о лидере российской оппозиции, чье имя его главный оппонент — Владимир Путин — предпочитает не произносить вслух. Цинично рассуждать, кому могло быть выгодно отравление Навального, но тщательное и качественное расследование произошедшего, безусловно, выгодно в первую очередь самой власти.

Да, политика — дело токсичное, но политическая борьба не имеет права превращаться в политический террор, если, конечно, речь не идет о превращении в террористическое государство.

©kompromatykorrupcia34.kharkov