Уже всем видно, но никому не стыдно

Уже всем видно, но никому не стыдно

00:00 20.08.2015

Очередная порция панамских разоблачений выявила интересную тенденцию: если после первой порции информации уважаемые в широких кругах люди, засветившиеся в «панамских документах», либо пытались отмолчаться, либо опубликовать в разных СМИ материалы хвалебного характера о себе, то в этот раз они не молчат. Более того, даже в парламенте зазвучало чарующее слово «оффшоры». Наверное, слава небезыствестного  российского виолончелиста Сергея Ролдугина, за которого заступился сам Владимир Путин, не дает им покоя.

В новой порции панамского досье сплошь знакомые все лица – от министра образования и науки Ерлана Сагадиева,  до пламенного борца с режимом и оппозиционера Серикжана Мамбеталина. Также в число любителей оффшоров  на Британских Виргинских островах попали лица,  имеющие удивительные совпадения в имени и фамилии с такими уважаемыми в стране людьми как Тимур ИсатаевМаргулан СейсембаевАйгуль НуриеваТалгат КуанышевПатох ШодиевАлександр Машкевич, вкупе с сыновьями депутата Кабибуллы Джакупова – Аслана и Жаслана.

Первым в бой ринулся министр образования и науки Ерлан Сагадиев, который пояснил журналистам наличие своего имени в «панамском досье» тем, что он 25 лет занимался бизнесом, поэтому ничего сенсационного в том, что он в списках значится, нет.

 «Я как бизнесмен, который в течение 25 лет строил, развивал, покупал и продавал бизнесы в более чем 10 странах,  по всему миру, понятно, являлся акционером многих международных консорциумов. Другое дело, что на сегодня ни денег, ни иных активов, ни компаний, принадлежащих мне, за рубежом нет. Сегодня все можно легализовать бесплатно. Бизнесом с момента поступления на государственную службу я не занимаюсь. А имена ассоциированных, давно прекративших существование компаний, понятно, будут появляться еще, наверное, долго. Это нормальная международная практика, в этом нет ничего сенсационного», —  сказал Ерлан Сагадиев Today.kz

Как остроумно заметили некоторые пользователей соцсетей, безусловно, что только человек, который «последние 25 лет строил, развивал, покупал и продавал бизнесы в более чем 10 странах, по всему миру» и достоин быть министром образования и науки республики и нести в массы разумное, доброе, вечное… Правда, в отличие от бизнес-прошлого,  с образовательным бекграундом у министра все не так просто. Если анализировать его публичную биографию, доступную в открытом доступе, то можно заметить, что у него было два прежних места работы, связанных с системой образования —  президент Университета международного бизнеса и президент международного университета информационных технологий города Алматы. Кстати, именно на этот период,  с 2009 по 2012 год,  приходится регистрация им компании Masterton Management LTD на Британских Виргинских островах. Справедливости ради стоит отметить, что в 2012 году, когда Ерлан Сагадиев был назначен советником премьер-министра Республики Казахстан, компания была продана с молотка.

Любопытно появление в списке Серикжана Мамбеталина, гражданского активиста, которого не так давно судили «за разжигание розни». Он числится в совладельцах компании HALLWORTH PROPERTIES LIMITED на Британских Виргинских островах. В интервью радио «Свобода» активист пояснил свое попадание в список почти также, как и действующий министр образования и науки-  дескать, ранее занимался бизнесом, а как пришел в политику,  все и позакрывал.

Гласность, в свете последних панамских утечек, достигла такого масштаба, что если после первой порции «неудобной» информации ее все дружно проигнорировали, то в этот раз щекотливый вопрос решили обсудить даже в стенах парламента.

Глава партии «Ак жол» Азат Перуашев оказался в авангарде борьбы и затребовал публичных объяснений у лиц, попавших в списки счастливых обладателей оффшоров.

«В этом списке имеется нынешний член казахстанского правительства, аким района, а также руководители нескольких предприятий с государственным участием. Из них пока только министр образования Сагадиев изложил свои объяснения, опирающиеся на многолетнее занятие бизнесом до прихода на госслужбу. Необходимо не дожидаться бегства очередных чиновников и олигархов, а создавать законодательные условия, исключающие такие тенденции. Поставленная на экспорт коррупция снижает финансовые возможности государства, демотивирует добросовестный бизнес, дискредитирует и унижает благосостояние, заработанное честным, производительным трудом», — заявил Азат Перуашев.

Однако, пикантности словам лидера «Ак Жола» добавляет тот факт, что не так давно имя и самого г-на Перуашева всплывало в СМИ в связи с не самыми благовидными обстоятельствами. По крайней мере, некоторые издания писали о наличии у г-на Перуашева «дворца в Анталии», к тому же незадекларированного. Правда, сам мажилисмен эти  обвинения напрочь отверг, назвав их «инсинуациями» зарубежных недоброжелателей.

Вообще новый список лиц из «панамского списка» сотворил невероятное – он поставил на одну доску как людей, включенных в систему, так и их формальных оппонентов. Ведь, наверняка, и Маргулан Сейсембаев,  не так давно призывавший к честности бизнеса, а также предлагавший свою инициативу по оздоровлению общества «Я отвечаю»; и тот же Ерлан Сагадиев, до появления их имен в панамских списках вряд ли бы стали публично защищать необходимость оффшорных счетов у казахстанского бизнеса.

Как оказалось, проблема не в конкретных именах – а в самом принципе. Независимо от того, по какую сторону баррикад тот или иной человек, если появляется возможность что-то укрыть, или спрятать за кордоном  — ею пользуются  и те и  другие. Это рождает небывалое недоверие общества ко всем, без исключения, персонам, вне зависимости от политического «окраса» и убеждений. Ведь если эти самые убеждения человека не могут подтвердиться хотя бы отсутствием его имени в сомнительном панамском списке, то стоит ли доверять такому чиновнику или оппозиционному активисту?  Вот в чем вопрос.

По сути,  «панамское досье» показало, что уже практически нет индикатора порядочности, а народ давно убежден, что все,  кто хоть частично приближен к власти,  имеют ни один, а десятки счетов за рубежом. Более того —  растет уверенность, что иначе и нельзя. Наоборот, если чиновник честный, и не отложил где-нибудь на Виргинских островах «заначку» на черный день,  в глазах подавляющей части общества  он, скорее всего, будет восприниматься как элементарный «лох». В этом нет ничего удивительного, это те правила игры, которые приняли и власть, и общество. Ведь можно вспомнить, как в свое время известный экономист Ораз Жандосов открыто заявил, что половина членов правительства — миллиардеры, при этом этот статус фактически недостижим только за счет зарплаты государственного служащего.

Да и вообще —  лейтмотивом всей эпохи первоначального накопления капитала в Казахстане можно назвать ставшую крылатой фразу президента во время встречи с представителя бизнеса: «Я могу любого из вас взять за руку и отвести в суд».

Поэтому примерно все — начиная от рядовых домохозяек, и  до самих верхов — понимают, как на самом деле в стране, в основном, строится бизнес. Поэтому, в словах Азата Перуашева действительно есть сермяжная правда – «поставленная на экспорт коррупция снижает финансовые возможности государства, демотивирует добросовестный бизнес, дискредитирует и унижает благосостояние, заработанное честным, производительным трудом».

Коррупция на экспорт оказалось непобедимой. Заявленная программа легализации идет со скрипом,  о ней практически ничего  не слышно, так как легализованные суммы настолько мизерные, что о них стыдливо умалчивает даже государственная пресса.

Зато налицо обратный процесс. Так, последние данные  исследовательской группы Global Financial Integrity,  приведенные в отчете «Незаконный вывоз капитала из развивающихся стран» показывают, что Казахстан занимает 11 место в списке стран, откуда произошел наибольший нелегальный отток средств.

Кто-то из экономистов подсчитал, что за последние десять лет, из страны незаконно вывели сумму, равную двум Национальным фондам.  С 2004 по 2013 год из республики было выведено $167,4 млрд, наибольший аппетит у выводивших был в 2007 году — $26,5 млрд, что также весьма характерно.

Ровным счетом это те два Нацфонда, которые, скорее всего, тоже ушли в неизведанные оффшорные юрисдикции. Но, с другой стороны — это два Нацфонда,  за счет которых можно было реально модернизировать и диверсифицировать казахстанскую экономику и не скатиться на дно, при первом же падении цен на нефть. Это те самые деньги, которые могли бы поддержать казахстанскую промышленность и не дать ей вплотную приблизиться к рецессии в условиях, когда средств на вливания в нее уже нет. И это те самые деньги, за счет которых можно было бы избежать столь резкого падения уровня жизни населения. Ведь согласно отчету международного рейтингового агентства Fitch, если в 2013 году ВВП на душу населения был в РК на отметке $14,8 тыс.,  то в 2016 году — 7,1 тыс. В итоге, страна проделала обратный эволюции процесс.

Самое главное — даже не в выведенных миллиардах долларов, которые ушли на финансирование чужой экономики, а в той психологии временщиков, которая сложилась у казахстанской элиты. Иногда действительно создается впечатление, что эти люди не связывают свою судьбу с Казахстаном, поэтому так безудержно стараются быстрее переправить, куда подальше, любую перепавшую копейку… И это страшнее всего, так как пережить кризис, падение доходов, крах иллюзий, разочарование в так называемых моральных лидерах,  общество еще сможет, но как быть с временщиками, которые в самый ответственный момент могут вспомнить об оффшорах на Виргинских островах?